История

По страницам публикаций о городе Верном (правда и вымысел)

По страницам публикаций о городе Верном

(правда и вымысел)

Многие годы я занимаюсь исследованием жизни Н.Я.Пугасова (это моя извечная тема) и близко к сердцу принимаю то, что пишут  нем. И,  к  сожалению, чащевсего пишут разные глупости. То про какой-то ларец с драгоценностями Пугасова, то  про то, что  он в 1918 году через подземный ход  убегает от чекистов (вместе с ларцом, я полагаю), которые пришли его арестовывать. Авторов таких придумок не смущает даже  то, что Никита Яковлевич вообще-то умер в 1911 году.

Про Пугасов мост также плетут разные небылицы, хотя  давным-давно  я нашла архивные документы, из которых  предельноясно,  когда мост был построен, где и кем.

Уже не раз я  писала  еще об одной  придумке, что на том месте, где стоит злополучное кафе «Пугасов», якобы была усадьба Пугасова.  Предприимчивый хозяин этого заведения даже повесил на доме мемориальную доску. Еще надо разобраться,  как ему удалось  обзавестись мемориальной доской. Я думаю, я просто уверена в том,  что надо получить официальное разрешение, а для этого  представить определенные документы.   А  таких документов, при  всей его изобретательности,  он (хозяин этого заведения)  не смог бы  найти,  поскольку усадьба  Пугасова находится в другом месте, а именно в так называемом Верненском Заречье, в Нижних садовых участках, и есть даже его точный адрес: Богенбай батыра, 70 (бывшая улица Кирова). Это  за речкой Алматинкой.Нашлись свидетели, которым посчастливилось видеть этот дом в его лучшие времена.

Столетний дуб на усадьбе Пугасова стал какой-то притчею во языцех.  Уж и не знаю - смеяться или плакать.

«…Родовое гнездо  купца, пишет автор,  находилось недалеко от водной переправы. Сейчас на этом месте растет столетний дуб и стоит большой красивый дом, заметный резным деревом да мемориальной дощечкой «Этот дом построил в 1887 году купец первой гильдии Н.Я.Пугасов. Здесь находилась его усадьба». В настоящее время в доме располагается кафе «Пугасов»…»

Кстати, я помню этот дом. Это был обычный дом верненского обывателя, в котором во времена моего детства располагалась детская библиотека им. Крылова,  а то, что сейчас - это бесконечные к этому домику пристройки и надстройки. Присмотритесь!

Надо сказать, что дуб действительно существует.  И если встать лицом к горам, то дуб будет слева, а кафе – справа. Между этими двумя объектами - речка Малая Алматинка. У автора каким-то фантастическим образом все сошлось в одном месте – и дуб, и дом. Смешно? Да, но и грустно.  Дуб   мог  находиться на усадьбе Н.Пугасова по тому адресу, что я называла выше (это очень близко к Пугасову мосту), а теперь  он находится на территории детского садика.

Читаю газету «Время» за 11  ноября с.г.

«…На территории ресторана  стоит огромный тополь.  Возле него табличка: «этот тополь посажен Н.Я.Пугасовым в 1897 году!?

Автор, правда, отмечает, что документальных подтверждений этому нет, что, возможно, это пиар-ход ресторана, но здесь же утверждает, что  «на этом месте действительно находилось подворье купца  Пугасова».  А на такое утверждение, видимо, у автора статьи  есть документальное подтверждение…

  Далее автор меня еще больше удивила продолжением своего предыдущего утверждения  «…и мост, который называли его именем, а торговый пятачок из нескольких магазинов назывался в народе «пугасок…»

  О, Господи!  Да почему же эти авторы просто не придут на это место и убедятся, что ресторан находится на одной стороне, а дом Пугасова, Пугасов   мост и торговый пятачок находились на противоположной стороне речки Алматинки. Речка разделяет эти объекты.

Я – коренная алматинка и  это район моего детства. Я уже упоминала о том, что ходила в детскую библиотеку им. Крылова, где якобы была усадьба Пугасова. На «Пугасовку» (так мы говорили) мы с мамой ходили за керосином в керосиновую лавку, в магазин (был один магазин: половина продуктовый, а половина промтоварный). Был маленький базарчик. Есть у меня фотография этого магазина. Успела сфотографировать до того как его снесли. Как-то с телевизионщиками мы снимали дом Пугасова. Вышло много людей из дома и  кто-то из этих людей сказал нам, что магазин – это бывшая конюшня Пугасовых.Сведущие люди сказали, что это вполне возможно.

Негоже серьезной газете идти на поводу у тех, кто искажает историю города  в угоду своим меркантильным интересам и занимается чистейшим вымыслом.  Интересно, что еще придумают хозяева ресторана  - страшно представить. А вдруг они найдут документальное подтверждение, что Н.Пугасов завещал похоронить себя под этим тополем? И уже заготовили очередную табличку…  Правда, их уже опередили другие. 

Эта цитата  из другой публикации: «…Умер Н.Я.Пугасов в 1911 году. Его как почетного гражданина города Верного похоронили на кладбище, что находилось на территории Свято-Вознесенского собора».

Умер Н.Я.Пугасов действительно в 1911 году,  но в городе Ташкенте. Есть у меня фотография памятника на его могиле.

  ***                         

Недавно в интернете прочитала давнишнюю статьюАндрея Свиридова от 14.06.2006г. «Несколько слов об алматинской магии».Подумала: «Вот надо же, разбирается человек в историигорода Верного. Как же я его статью в свое время пропустила!»

Свиридов начал свою статью, цитируя Домбровского «…я увидел этот необычайный город, столь не похожий ни на один из городов в мире, в 1933 году и помню, как он меня тогда удивил...» - так обозначил свою любимую Алма-Ату великий русский писатель ХХ столетия Юрий Домбровский. И главное - одарил нас двумя великими романами, значащими для нашего города примерно то же, что пушкинский «Медный всадник», романы Достоевского, стихи Ахматовой и Бродского - для Петербурга, булгаковские «Белая гвардия» и «Дни Турбиных» - для Киева, а его «Мастер и Маргарита» - для Москвы».
Я люблю читать и перечитывать Ю.Домбровского.  Он пишет о моем родном городе.

Хотя  именно с его легкой руки утвердилось  мнение,  что все в городе Верном построено Зенковым…

                                                              ***

А   бесконечные фантазии на эту тему вообще противоречат всякому здравому смыслу.    На самом деле в проектировании и постройке общественных и жилых зданий принимали участие сначала «вольный» архитектор А.Бенуа, затем британский подданный Д.Нортон, Г. Серебренников (первый городской архитектор).
После них, одновременно с П.В.Гурдэ,  который в течение 20-ти лет был бессменным городским архитектором, проектированием и строительством, в основном частных домов, занимались коллежский асессор Н.Дараган, коллежский регистратор Е.Федоров и ряд других.
Еще позднее на этом самом поприще, на строительстве значимых общественных зданий, церквей,  трудились дипломированные инженеры и архитекторы Н.Наранович, В.Брусенцов,К.Борисоглебский, С.Тропаревский, а также военные инженеры Семиреченской инженерной дистанции.    
                                                                     ***

На  мой взгляд, Андрей Свиридов слегка увлекся, сравнив Ю.Домбровского с величайшими русскими писателями и поэтами. Сказочник он непревзойденный  - это уж точно, а некоторым уж очень нравятся его сказки. 

Далее автор плавно переходит к «ляпам»  и пишет, что«…статья вполне может быть дельной и интересной даже и вопреки наличию в ней некоторого количества «ляпов». Разумеется, число таковых не должно быть критическим, когда статье уже ничего не поможет в глазах просвещённого читателя».
Здесь я тоже с автором не согласна.  Ляпов не должно быть совсем по определению. Не знаешь  - лучше  промолчи, чем писать всякую чушь.  Но не могут промолчать некоторые авторы  - так и хочется выдать что-нибудь эдакое.

Свиридов приводит пример чудовищной некомпетентности в статьяхЕ.Брусиловской о её предках-садоводах в газете«Столичная жизнь» за 14.07.2005г. …про небольшую  казачью станицу, какой  была Алма-Ата  в 1910 году.Просвещенный читатель поймет юмор.

Продолжаю цитировать А.Свиридова. Чем дальше  - тем интереснее.

«В городоведческой сфере пользуется большим авторитетом старый алматинский краевед, историк архитектуры и журналист Владимир Проскурин, ныне проживающий в Берлине. Однако приходится с большим сожалением констатировать, что за пять лет своего эмигрантского житья «Проскурин из Берлинска» (так он назван в заголовке небольшой заметки Г.Галкиной о его недавнем посещении родного города, опубликованной в «НП» за 10.03.2006) стал ещё больше склонен к всевозможным историческим и географическим ляпсусам, чем был до эмиграции».

«В  своём монологе натурализованный берлинец Проскурин ностальгирует по 30-м годам (слава богу, не по германским, а по советским, хотя на это тоже ещё как взглянуть). Дескать, у нас в Алма-Ате «...в тридцатые годы очень бережно и экономно относились к строениям, предназначенным к сносу. Их переносили из центральной части города на улицы-линии - Гончарную, Муратбаева и так далее... Так был перенесен когда-то дом Зенкова».

Дом Зенковавсегда находилсяи находится на углу улиц Амангельды и Советской (ныне Казыбекби). Я была уверена, что это все знают,  особенно те, которые считают себякраеведами.Продолжаю цитировать А.Свиридова: «…К тому же Муратбаева - это бывшая улица Гончарная, то есть это не две разные улицы, по Проскурину, а одна улица».

Проект дома А.Зенкова, составленный им самим. Дом сохранился. 

Читаю комментарии настоящего краеведа, краеведа с большой буквы  А.Г.Воронова к новой книге В.Проскурина  «Эпоха зодчих Зенковых», которую он написал, живя в Германии, а издали и оплатили ее «добрые люди»в Алматы.

«Эпоха зодчих Зенковых во времена архитектора П.В.Гурдэ».

«…Для создания видимости архивного исследования или для прикрытия Вашей исторической некомпетентности и несостоятельности в тех деталях бывшей когда-то действительности, в которых «таится черт»? Пренебрежение этими деталями не дает, к сожалению, возможности собрать пазл Верненской исторической действительности и ставит Вас на путь лжи и фальсификации. Мне даже кажется, что Вы с отъездом, стали неофициальным поклонником нацистских оракулов о том, что «неоднократно повторяемая ложь становится правдой»

Да, круто!

«…Всю свою творческую жизнь Вы, Владимир Николаевич, живете в неправедной лжи. К сожалению, Ваша ложь находит Вам сторонников и последователей…»

«…В 2008г.мы - я и Н.А.Букетова – выступили в газете «Вечерний Алматы» со статьей «История г. Верного: правда и вымысел», в которой называли Ваши придумки и вымыслы Верненской истории. Однако Вы, Владимир Николаевич, не выступили и, вероятно, в своем берлинском прекраснодушии для себя определили, что такие опусы вполне терпимы согласно Вашим творческим принципам.
Правда, спустя три года Вы в своей интернет-статье «О Семиречье:  история рваная – перевраная…  (10ноября 2011г.)  давая оценку работе А.Г.Лухтанова «Город Верный и Семиреченская область», отозвались о нас с Н.А.Букетовой, на мой взгляд, очень даже лестно и приятно:
«… Не раз упомянутые в книге постранично и в списке использованной литературы краеведы Неля Букетова и Александр Воронов, знакомые алматинцам как бузотеры и дотошные ревизоры факта, доверяющие только своему прочтению документов…»

«…Я в Вашей последней работе попытался найти те документальные источники, из которых Вы неутомимо черпаете свои «завиральные» выводы. Их, таких придуманных источников, оказалось более трехсот. По моим подсчетам – триста девятнадцать. Эти источники, как правило, Ваши же работы, написанные раньше. В каждом очерке  Вашей последней работы Вы ссылаетесь только на них. Читатель наверняка поймет, что скромность рядом с Вами не ночевала».


«Ответ на вопрос об авторских ошибках (недостатках) прячется в конце Вашей работы: из четырехсот трех источников, указанных Вами в конце Вашей работы, архивных источников только двадцать два. Причем, два источника – одни и те же, в которых Вы, Владимир Николаевич, перепутали листы. Остальные источники - литературные и мемуарные. При этом, в течение всего своего повествования Вы не сделали ни одной ссылки на конкретные источники. Само-собой возникает вопрос, а на кой черт Вы их вообще поместили в свою работу???»

А это из серии «нарочно не придумаешь». Этому бреду вообще-то надо дать другое определение: фальсификация истории города Верного.

«…Решив как-то в пользу казаков Больше - Алматинской станицы земельный вопрос, он (П.В.Гурдэ) получил звание почетного гражданина, а одна из улиц Верного стала называться именем Гурдэ. Он жил на собственной улице, имел дом и подворье…»
«… В этом небольшом абзаце «наворочено» столько несуразностей, что придется разбираться с каждым утверждением по отдельности. Автор совершенно не разбирается в том, как складывались взаимоотношения между городом, задыхающимся от безземелья и казачеством Большой станицы.
На самом деле, все происходило с точностью до наоборот. И когда Гурдэ решил впользу города земельный вопрос, то благодарная городская дума назвала его именем улицу Училищную, на которой он жил. И если город назвал улицу его именем 15 июня 1906г., то звание почетного гражданина г. Верного Гурдэ получил в 1899г. по Высочайшему повелению «…за многолетнюю полезную деятельность его в качестве архитектора и попечение об интересах города Верного…»
И еще: Гурдэ никогда не имел своей недвижимости, а жил в доме мещанина Назаренкова – и не на собственной улице, а на улице собственного имени…»

«Это Ваша история, Владимир Николаевич, рваная и перевраная».

                                                            ***

Вернемся опять к А.Свиридову. А радовалась я зря. Обличая чужие ляпы не надо делать свои – закон жанра.А так все хорошо начиналось. Наш замечательный автор еще проявился в интернете несколькими видеосюжетами.

Сюжет первый. Губернаторский дом.

А.Свиридов  в паркеимени 28-ми гвардейцев-панфиловцев,  напротив того места, где когда-то стоял дом губернатора,   рассказывает о  его прошлом и настоящем: про то,как его превратили после революции в Дом Свободы, позже – в военный госпиталь, а потом и вовсе снесли. Теперь на этом месте в историческом центре города очередная многоэтажка. Мимоходом сказал, что  «…если верить Прокурину и Лухтанову…» (а им как раз и нельзя верить. - Н.Б.)дом строил Гурдэ., Зенков 1-й, Зенков 2-й. Сослался на мою книгу, рассказывая о непростых (мягко говоря) отношениях Зенковых с П.Гурдэ. Обозвал меня Нелей Бекмахановой… Я смертельно обиделась и никогда ему этого не прощу. Шучу, конечно, но с фамилиями надо быть поаккуратней.

                                                  ***

В сентябре  журналист из известной и читаемой у нас газеты брала у меня интервью.

Я по образованию филолог и это мне здорово помогает при написании статей, книг, тоесть я сама себе и редактор, и корректор.Я с пиететом отношусь к печатному слову - это у меня профессиональное. Представьте мое изумление, когда в уважаемой газете  в этом интервью я увидела такие ляпсусы, что стыдно стало за газету. А главное переврали донельзя фамилию достойного человека, венгерского путешественника  про которого я рассказывала. Он был дважды в городе Верном и написал прекрасную книгу «Путешествие в сердце Азии».

15 мая 2018г. состоялось торжественное открытие мемориальной доски по увековечению памяти выдающегося венгерского востоковеда, имя которого  Алмаши Дьёрдь,  на здании музея города Алматы.

***

А.Свиридов не сказал главное, что было два губернаторских дома. Этого он не знал, но нестал ничего придумывать - и это хорошо.

                                                                ***

 Приказом Г.А.Колпаковского учреждена была комиссия по постройке губернаторского дома. Председателем комиссии был назначен статский советник Хлынов, а членами – все члены строительного комитета. Предписанием председателя комиссии производителем работ был назначен П.М.Зенков.

В рапорте Туркестанскому генерал-губернатору от 26 марта 1877 года Г.А.Колпаковский сетует на техническое несовершенство проекта:

19 ноября 1877 года Гурдэ получает предписание следующего содержания: «По случаю выбора и.д. младшего инженера П.М.Зенкова Верненским головой, областное управление по поручению военного губернатора области поручает Вам, милостивый государь, принять на себя заведование работами по устройству губернаторского дома, а также и прочие работы, возложенные на г. Зенкова и не могущие быть в настоящее время им выполнены…»

7 мая 1879 года Гурдэ в рапорте председателю комиссии Хлынову доносит о том, что «у юго-восточной части строящегося губернаторского дома обнаружена трещина. Эта трещина показывалась сначала у перемычки окна первого этажа, но после увеличилась до окна первого этажа и теперь уже обнаруживается у замка этого же окна. Поэтому покорно прошу Ваше Превосходительство назначить комиссию для определения причин подобного явления.

В докладе архитектора Базилевского «Об образовании трещины во вновь строящемся губернаторском доме» виновником происшедшего прямо называется первый производитель работ П.М.Зенков.

В своем пространном объяснении Зенков пытается переложить всю ответственность на начальника строительного отделения капитана Лисенко и Гурдэ, считая выводы Базилевского неверными. При этом он не стесняется в выражениях…

В 1887 году произошло землетрясение, которое окончательно поставило точку в деле о постройке губернаторского дома в г. Верном. Дом был полностью разрушен.

Когда в 1883 году Гурдэ принимали на службу городским архитектором, то Верненская городская дума в своем журнальном определении писала: «…что опытность его в архитектурном искусстве известна всему городу по построенному им по своему проекту губернаторскому дому, который по изяществу своему может служить украшением любого благоустроенного города…»

Второй губернаторский дом был построен в 1893 году инженером строительного отделения Семиреченского областного правления В.Брусенцовым. Про этот дом и рассказывал А.Свиридов.

Кстати, Зенков 2-й, то есть   Андрей Зенков, не принимал участия  в строительстве ни первого, ни второго губернаторского дома.  Он приехал в город  в 1898 году.

                                                                       ***

Сюжет второй.  Музей города.

В этом сюжете А.Свиридов рассказывает о музее города, которому отдали здание бывшего верненского приюта, в котором в последнее время находился медицинский колледж. Интересен такой факт, что в 1929 году, когда Алма-Ата стала столицей, в здании приюта  временно был размещен Совет народных комиссаров. Здание приюта было построено в 1892 году городским архитектором П.В.Гурдэ.При приюте был Александро-Мариинский храм.

Меня, как и Свиридова, оскорбляет то, что под Верненскую историю приспособили маленький зальчик, именно зальчик, в котором уместили всю историю города Верного. Сама  всегда возмущаюсь, когда прихожу в музей  (живу рядом).  Кстати, на столе А.Зенкова  (в чем я лично сомневаюсь)  появилась табличка, об отсутствии которой так переживал Андрей.

 ***

Жил в городе Верном  топограф А.В.Соколов. В музее, в зале Верненской истории находится его мундир. В институте почвоведения работал его сын, который умер в очень преклонном возрасте. Там же работает до сих пор моя приятельница, которой  он подарил арифмометр,  принадлежавший еще его отцу. Совершенно уникальная вещь.

А  я  выпросила  его для музея. Представляла, как они обрадуются - это же получается комплект: мундир Соколова и его же арифмометр.

Зря надеялась – не обрадовались. В одном углу висит мундир. В другом углу, на столе (пусть будет Зенкова) стоит злосчастный арифмометр без таблички. А поскольку он стоит на столе Зенкова, то  какой напрашивается вывод?  Правильно. Так все  и подумают.

Есть у меня фильм, который делал канал  Алматы на деньги посольства Франции. Его уникальность в том, что о П.В.Гурдэ рассказывают ученики 25-й французской гимназии. В музее проводят экскурсии  и, скорее всего, рассказывают об архитекторе, который  построил это здание. Надеюсь на это. Подарила я музею этот фильм. Идет он 15 минут. Почему бы его не показывать? Но оказалось, что никому это не нужно. Они его потеряли.

                                                           ***

Все правильно рассказывал о музее А.Свиридов, но, а как без ляпа? «…П.Гурдэ возвращается на родину во Францию  и там умирает».

***

В 1910 году Гурдэ переезжает в Санкт-Петербург. Тем не менее, все его помыслы оставались с городом, которому он посвятил всю свою жизнь.

4 июля 1914 года Семиреченские областные ведомости сообщили грустную весть: «В Петербурге скончался Павел Васильевич Гурдэ. Имя его с семидесятых годов известно в Туркестане и особенно в Семиречье. Француз по происхождению, он с ранней молодости и в течение сорока лет отдавал свои силы на служение нашему краю. Семиречье и город Верный могут похвастаться многими проектированными и построенными им прекрасными сооружениями; городское самоуправление видело в нем самого горячего и умелого защитника местных интересов, и Павел Васильевич вполне заслуженно носил звание почетного гражданина города Верного. Сотням учащихся в Верненских гимназиях он памятен как широко образованный, разносторонний и гуманный наставник. Да будет вечная и благодарная память почившему!»

                                                       ***

Сюжет третий. Надгробия в парке.

А. Свиридов ничего не знал о парковых могилах.Зачем тогда делал этот сюжет? Он сказал, глядя на  могилы: «Кто его знает, кто похоронен в этих могилах, но точно не Г.А.Колпаковский. Он похороненв Санкт-Петербургена Никольском кладбище Александро-Невской Лавры вместе со своей супругой Меланией Фоминичной». И здесь он был прав.

А вот когда он вспомнил про Ольгу Ходаковскую, которая рассказывала, что водной из могил якобы похоронен епископ Пимен –  вот это неправда. Она никогда не говорила, что одна из  могил Пимена. С  Ходаковской была другая история. Об этом позже.

                                                           ***

          В парке имени 28-ми гвардейцев-панфиловцев, в его западной стороне, лежат два надгробных камня. На чьих могилах лежат эти камни? На этот счет имеется несколько версий. Версия Юрия Домбровского, автора книги «Факультет ненужных вещей: «…Он нашел дыру в ограде – ребята выломали один прут, протиснулся через нее боком и зашагал к могилам. Могил было две: генерала Колпаковского и его супруги. Когда-то здесь находились цветники, стояла ограда, висела неугасимая лампадка. Сейчас ничего не было. Только две огромные глыбины из красного гранита да якорная цепь над ними – смертная двуспальная опочивальня. Цепь огораживала этот кусочек парка от мира. Она тоже, конечно, что-то обозначала: вероятно, последнюю пристань, державность брака, нерасторжимость  душ, крепость смерти, а вернее всего, как поется в церкви: «Оглашенные, изыдите». Вот цепь, вот камень, вот крест – на этом месте кончилось земное и началось небесное. Не подходите, оглашенные – сие место свято! Но оглашенные не ушли, а начисто растаскали все, что только могли. Даже мрамор с фамилиями и то утащили, и только цепь над двумя безымянными могилами по-прежнему висела в древесной сырой полутьме и пугала случайные парочки…»

          Вот так – все очень красиво и довольно убедительно, несмотря на то, что Юрий Домбровский выдал желаемое за действительное и, конечно же, обставил все это с мастерством талантливого писателя.

          А правда в том, что Герасим Алексеевич Колпаковский, губернатор Семиреченской области, уехал из города Верного в 1881 году в город Омск по случаю назначения его на пост Степного генерал-губернатора. В 1889 году он уезжает в Санкт-Петербург, став членом Военного Совета при императоре. Там Г.А. Колпаковский  и умирает 23 апреля 1896 года. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры вместе со своей супругой Меланией Фоминичной.

         C этими могилами связана и другая легенда, истоки которой уходят в 1918 год. В сентябре этого года в покои епископа Пимена вошли вооруженные люди. С того времени его больше никто не видел. Двенадцатилетняя дочь  сторожа рощи Баума с подружками гуляли по ней и наткнулись на лежавшее на земле тело. Дома они рассказали о страшной находке родителям, а те узнали в убитом человеке епископа Пимена. Поздно вечером они привезли тело епископа в парк, чтобы тайно похоронить его в запоминающемся месте, то есть у могилы, как они  считали,  генерала Колпаковского. С западной стороны вырыли могилу, опустили наспех сколоченный гроб в землю, соблюдая при этом абсолютную тишину, забросали могилу землей, тщательно утрамбовав ее. Затем перекрыли протекавший рядом арык, чтобы разлившаяся вода скрыла все следы нового захоронения.

Эта легенда имела свое продолжение уже в наши дни. В  1997 году несколько энтузиастов, с разрешения властей, провели на месте предполагаемого захоронения епископа раскопки. Участница этих событий Ольга Ходаковская рассказывает:

«… Администрация выделила на раскопки лишь четыре дня. Этого было мало, но мы надеялись успеть. Ежедневно обстановку проверяли люди в штатском, торопили чиновники городской администрации. Завсегдатаи парка поначалу насторожились, но вскоре стали горячими союзниками нашего дела.

И все-таки мы не успели. Мы уточнили поиск и были буквально в двух шагах от останков. Только дело, совершенное лишь наполовину, легко расценить как неудачу. Как же все проходило и что указывало на близость цели? Версия, с которой мы приступили к раскопкам, заключалась в том, что епископа погребли рядом с могилами Базилевских- Колпаковских. Постепенно в народной памяти произошел перенос почитания на их надгробные камни, поскольку могила Пимена была вовсе не обозначена.

Два шурфа археологи проложили к югу от плит, два - к западу, один - на юго-западе. Увы! Результаты были неутешительными, и к назначенному сроку уголок парка пришлось восстановить. С тяжелым чувством под звон Троицкого благовеста 14 июня 1997 года укладывали мы на свои места пласты парковой травы…».

В метрической книге за 1859 год  запись о рождении 2 января в семье начальника Алатавского округа майора Герасима Алексеевича Колпаковского и его жены Мелании Фоминичны дочери Леониллы. Дата крещения – 7 января.

 В  книге за 1860 или за 1861 год (не совсем понятно) запись о смерти Леониллы 1 декабря. В графе «Лета умершего» стоит цифра 2, а значит, это будет все-таки  1861 год. Не забывайте, что мы имеем дело с очень старыми документами. Дата похорон – 3 декабря. И тут начинается непонятное. В графе «Где погребен» значится: «Кладбище при укреплении Верном».

           А теперьмоя версия. Мы знаем, что западная часть парка была кладбищем. Но еще задолго до возникновения города (1867г.) там уже не хоронили. Когда умер внук Г.А. Колпаковского Владимир, я думаю, что губернатору сделали исключение и разрешили похоронить его в парке, в уединенном месте. Общеизвестна практика хоронить рядом родственников, то, я думаю, что Леониллу со старого кладбища близ крепости перезахоронили в парке. Возможно, что это кладбище было уже заброшено и других вариантов сохранить дорогую могилу у Колпаковского просто не было года.

         В одной из парковых  могил похоронен сын Александры Герасимовны и Федора Базилевских Владимир. А в другой – Леонилла Герасимовна Колпаковская. И в этом суждении я опираюсь на слова самого Колпаковского: «…Позвольте принести от себя и от жены глубокую признательность за выраженную готовность исполнить нашу усердную просьбу об исправлении скромных памятников над могилами наших дочери и внука».Эта выдержка из текста письма генерала Колпаковского к Павлу Васильевичу Гурдэ.

                                                              ***

Идет какой-то  непреодолимый вал неправды, вымысла, откровенной фальсификации истории  - это пугает. Он не кончается, а только, по-моему, набирает силу на фоне возрастающего интереса к истории города.

Обидно за тех авторов, которые не слишком уважительно относятся к истории  города.

О многом могут поведать архивные документы. Надо просто научиться читать  их, а не придумывать сказочные истории.

Н.Букетова

Ноябрь,2018г.